Академия магии Эдeтрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Академия магии Эдeтрион » Лес » Лесное озеро


Лесное озеро

Сообщений 1 страница 20 из 69

1

Здесь могла бы жить Владычица озера и хранить Экскалибур для одинокого рыцаря, но легенда об этом умалчивает. Прозрачные воды озера серебрятся в лунном свете и искрятся в солнечных лучах разноцветными радугами. Сюда приходят напиться многочисленные лесные звери, а в тени ив можно устроиться и отдохнуть, наслаждаясь пением птиц. Здесь же порой собираются лесные духи. Правда, застать их врасплох довольно сложно, нужно знать точное время и вести себя осторожно. Впрочем, безобидным это место кажется только на первый взгляд, ведь, как известно, в тихом омуте..

0

2

Тропинки --->

Джошуа опустил веки. В ушах гудело, будто он находился глубоко под водой. Неожиданно он почувствовал, будто тысячи самых острых ножей впились разом в его тело. Густая льдистая синева заливала лёгкие, разрывала сердце, сковывала движения. Изумительное спокойствие не покидало сознания. Ни капли удивления - ни тому, как он оказался на дне озера, и тому, как он мог до сих пор быть жив, и почему не чувствует недостатка кислорода.
Подошвы кед увязли в кристалликах промёрзшего ила. Джош осторожно прислушался к ножам в лёгких, к ледяным трещинам на сердце. К плавному танцу взметнувшихся вверх волос.
Распахнул выжженные болью глаза.
Она была рядом. Лицо - нежное, бледное, такое нерально прекрасное среди иссиня-чёрной тьмы. Призрачный свет пронизывал прозрачную тонкую кожу. Просвечивал сквозь волны растворяющихся во мраке волос. Джошуа боялся сомкнуть веки, боялся всеми силами, доставшимися в обмен на горячую кровь и живые быстрые мысли. Откуда-то он знал, что, если он сделает это - она пропадёт, и уже навсегда.
Вот и он, новый мир, в который он так жаждал попасть. В этом новом мире нежность была измерима количеством тонких игл, пронзающих мёртвое сердце, а любовь – сантиметрами расстояния от кончиков её белых пальцев до его застывшего в немом восхищении лица.
В этом новом мире Джошу остался всего один страх.
А когда слёзы последнего счастья выжгут его глаза – он сомкнёт веки, и даже страха не будет уже.
-Позволь мне остаться тут навсегда…
-Нет
Прекрасное, такое знакомое, такое родное лицо вдруг исказилось, глаза почернели, исчезли белки, заострились зубки в широкой холодной улыбке, тонкие пальцы неожиданно сильно сжали его ладонь.
-Не ты
Веки распахнулись шире, взметнулись на лоб брови, ужас с хрустом сжал заледеневшее сердце.
-Нет, не она. - жуткое существо качнуло головой, длинные волосы завораживающе танцевали в холодной тьме.
-Значит, я не...
-Нет, не значит - ещё одно отрицательное движение головой.
Тонкие белые пальцы медленно разжались, выпустив ладонь Джошуа, чёрные, утягивающе в бездну глазища продолжали всматриваться в его лицо - с любопытством, с лёгким страхом, с неизбывной, непостижимой мудростью. Наконец, поддельная Иллиана взмахнула неправдоподобно длинными ресницами - и улыбнулась. Совсем по-другому - робко, почти-искренне, почти-тепло.
А в следующее мгновение в лёгкие Джоша хлынула холодная вода - теперь уже совершенно осязаемая и настоящая, горьковатая, неприятная на вкус. Он успел сделать пару резких гребков, стремясь выбраться наверх, туда, где сквозь синеватую толщу виднелось солцне, похожее на белую кляксу посреди ультрамариновой страницы. 
Перед глазами поплыли широкие белые круги, невыносимая боль резала лёгкие, выдавив за пределы сознания все другие ощущения. Ещё один рывок. Ещё один.
Волна сырого воздуха ударила в лицо, хлынула в грудь спасительным вдохом, круги перед глазами взорвались фейерверком цветов, который продолжал полыхать почти полминуты, прежде чем последние искорки полностью растворились в чернильной тьме.

0

3

Тропинки-------->
Погода совсем разгулялась и лес, будто снова улыбался Иллиане. Девушка кивнула сама себе, казалось, что столь лучезарное настроение окружающих деревьев, пение птиц и яркий свет солнца сквозь ветки и листья – это на самом деле знак того, что лес, наконец, принял нового гостя. Только Джошуа нигде не было видно, а безмятежное спокойствие начинало настораживать. Что хотел от него этот лесной дух в образе прекрасной нимфы? Куда вел пана своей нечеловеческой улыбкой?
Иллиана осторожно сбежала вниз с возвышения, переступая через корни деревьев, придерживая бьющуюся о ногу сумку, спустилась к озеру. Зеркально-чистая гладь водоема светилась.
Девушка присела у самого края воды, касаясь пальчиками влажного, прохладного шелка и тут же выдернула руку. Где-то в глубине Иллиана заметила очертания человеческой фигуры с темными волосами.
Джош… – с ужасом пронеслось в голове, а позади девушки раздался легкий смешок, после которого фигура в воде стала резко двигаться, пытаясь вырваться из морозных оков воды. Волшебница скинула сумку на берегу, сняла туфли и шагнула в ледяную воду, даже не пытаясь усмирить свой порыв кинуться за Джошуа, попытаться вытянуть его на поверхность или утонуть вместе с ним. Все равно. В ее мире не могло быть смерти. Не должна была там жить смерть, тем более, для ее любимого. Здесь он должен жить, вечно, если понадобиться, все счастье ему, если попросит, но только не потерять бы его.
Еще один шаг по холодной воде. Не успела окунуться с головой, как Джошуа показался на поверхности, словно магической силой был вытянут на берег, лишь на мгновение распахнул глаза, щурясь от солнца, и тут же закрыл, теряя сознание.
Иллиана бросилась к Джошуа, хватая мужчину за плечи и кладя ухо на грудь, прислушиваясь. Сердце бьется, воздух со свистом проходит в легкие. Жив.
Девушка облегченно выдохнула, проводя пальцами по мокрым волосам мужчины, прикасаясь губами к щеке. Теперь Джошу были нужны силы, чтобы восстановиться после пережитых испытаний. Иллиана осторожно достала из футляра свирель и приложила к губам, заиграла мелодию от самого сердца, вплетая тонкие хрупкие звуки безграничной нежности, закрыла глаза, углубляясь в магию музыки, становясь музыкой, становясь силой. Теперь можно было. Лес замер, вслушиваясь в мелодию Иллианы, замер в почтении и спокойствии, какое и свойственно ему.
Играла, и играла, и играла, пока музыка не заполнила весь лес, а с ним и целый мир, вселенную, после чего сузилась до единственной точки и растворилась в солнечных лучах, будто бы и не было ее.

0

4

- Мама, ко мне приходила Мара.
Тени сгущаются по углам гостиной, мамино лицо освещает живой неверный свет из камина.
- Женщина, Йош?
Мамины руки - тёплые, мягкие. Мамины глаза синее самого синего неба.
- Двойник, наваждение... Белое платье, длинные тёмные волосы...
Мама кивает, кладёт ладонь на его плечо.
- Пришла, чтобы изменить тебя и твою судьбу.
Марыля Завадская-Рэй изучала славянскую мифологию. Марыля рассказывала сыну про Мару - дерево, душу человека и растения. Про Мару, живущую в сыром лесу на дне озера. Про Мару-судьбу, Мару-женщину и Мару-смерть. Мару в белом платье с длинными тёмными волосами.
- Мне нечем дышать, мама.
Тени сгущаются, подбираются всё ближе, только мамины глаза сияют во тьме. Мама хмурится, сжимает пальцы на его плече.
- Мара душит во сне, Йош. Тебе нельзя спать в этом лесу. Просыпайся.
В последний момент глаза мамы чернеют, длинные ногти царапают его плечо, голос срывается в шипящий шёпот.
- Просыпайся.

Джошуа поднял веки и тут же сощурился, защищая глаза от ярких солнечных лучей. Лес над головой молчал, замерев в неподвижности, и будто бы всё ещё слышалось эхо музыки, недавно звучавшей между его стволов. Солнечный свет золотой паутиной оплетал тонкую фигуру Иллианы, всё ещё не убравшей губы с мундштука своей свирели.
Значит, была музыка.
Джош пошевелил рукой, находя пальцами колени девушки, осторожно коснулся плотной, влажной джинсовой ткани. Тёплая. Живая. Настоящая.
Встретился взглядом с зеленоватой синью. Боль, радость, нежность, сонм ощущений и мыслей. Настоящая.
- Значит, вот как здесь принято знакомиться, - хрипло произнёс Джошуа, слабо улыбнувшись. - Мара...
Что-то должно было измениться. Раз уж к нему приходила Мара, и он до сих пор жив. Значит это была Мара-судьба.
- Илли... Это же правда... Правда ты?

Отредактировано Joshua Ray (2009-06-27 23:48:03)

+3

5

Проснулся, задрожали, освещенные лучами солнца веки, задрожали ресницы, и Джошуа открыл глаза, щурясь от слишком яркого света. Рука мужчины скользнула по коленки Иллианы, ощупывая плотную ткань влажных джинсов, будто бы пытался найти доказательства реальности сидевшей подле него девушки.
Волшебница убрала свирель в футляр и нежно улыбнулась Джошуа, осторожно выдыхая.
- Значит, вот как здесь принято знакомиться, - хрипло произнес мужчина, - Мара...
Он знает…
Иллиана осторожно кивнула, прикусывая нижнюю губу. Страшные чудеса растворились в воздухе. Им на смену пришло спокойствие и легкость. Принял ли Джошуа лес? По крайней мере, знамения смерти не появлялись пока, да и до озера они добрались, не очень быстро, но все-таки вот она прохладная вода, раскидистая ива совсем рядом, мягкая трава и солнце светит.
- Илли... Это же правда... Правда ты? – неуверенность в голосе Джошуа передалась и Иллиане.
Я ли это? Правда, я?
- Да, - тяжело выдохнула девушка, - Я… Я не думала, что все так обернется. Я была уверена, что ты сразу же понравишься Лесу, как и мне… Я думала он полюбит тебя без каких бы то ни было игр. Что-то пошло не так… В твоих эмоциях. Я пыталась сгладить углы, но, похоже, я переоценила свои возможности. Прости меня.
Девушка склонилась над мужчиной и осторожно поцеловала уголок его губ.
- К тебе обращалась…ммм… Мара? Вообще, у нее множество имен, видимо, тебе это ближе. Славянские корни… Что она сказала тебе, что ты почувствовал?
Волшебница с нескрываемым интересом разглядывала лицо Джоша. Глаза вновь горели и, наверное, улыбка вновь становилась чужой, хотя вполне естественной. Или теперь пан уже мог отличить истинное от поддельного?
Скажи… Только скажи, что ты все понял… Что нам больше не придется плутать среди тумана, что мы выберемся из леса и все пойдет своим чередом. Скажи, что любишь меня, что тебя не пугает этот мир, что я… что я могу быть спокойна. Есть еще столько всего, что мне нужно объяснить тебе, только задай вопрос, только пожелай узнать… Прошу тебя.

0

6

- Да, - тяжело выдохнула девушка, - Я… Я не думала, что все так обернется. Я была уверена, что ты сразу же понравишься Лесу, как и мне… Я думала он полюбит тебя без каких бы то ни было игр. Что-то пошло не так… В твоих эмоциях. Я пыталась сгладить углы, но, похоже, я переоценила свои возможности. Прости меня.
Девушка склонилась к Джошуа и осторожно поцеловала уголок его губ.
- К тебе обращалась…ммм… Мара? Вообще, у нее множество имен, видимо, тебе это ближе. Славянские корни… Что она сказала тебе, что ты почувствовал?
- Это было невозможно, Илли, - улыбнулся Джош, глядя на девушку сквозь полуприкрытые веки, - Я насквозь пропитан запахом камня и асфальта, и горячего металла крыш... Как мог лес сразу меня принять? - он рассеянно провёл ладонью по её колену, - Не за что тебе просить прощения... А... Мара...
Джошуа сел на земле, слегка хмурясь.
- Она... жуткая. Ещё более жутким было её сходство с тобой, и эти... глаза на твоём лице... - Джоша передёрнуло, несколько секунд он молчал, а затем снова заговорил, задумчиво проводя пальцем по камешкам на берегу, - Мара приходит, чтобы убить - или чтобы навсегда изменить человека, так говорила мне мама. Мара заворожила меня. Расплела душу на ленты, переплела заново, и я теперь даже не знаю, всё ли на месте... Что-то изменилось. В самом конце... Она улыбнулась, и мне даже показалось, что... потеплела, стала... человечнее. И потом, во сне, я видел маму, и мама тоже оказалась Марой. Она будто спасала меня от самой себя, мне... немного больно думать об этом, мне кажется, это не слишком легко, быть... - он усмехнулся собственным словам, - Быть Марой, - поднял глаза, улыбаясь, шевельнул бровью.
Лес вокруг озера распрямися и посвежел. Вода, изнутри такая тёмная и ледяная, снаружи казалась зеркально отполированным кристаллом.

0

7

- Она будто спасала меня от самой себя, мне... немного больно думать об этом, мне кажется, это не слишком легко, быть... Быть Марой,
Иллиана внимательно ловила каждое слово мужчины, выискивая в звуках страх или желание как можно быстрее покинуть это место, расстаться с самой волшебницей и никогда больше не видеть ее лица, напоминавшего об озере и близкой смерти, но не находила ни намека на отвращение. Любил, по-прежнему любил и, возможно, еще сильнее, чем прежде. Глаза горели, рука невольно поглаживала колено девушки, и говорил, увлеченно.
Илия наклонилась ближе, обнимая Джошуа, сама уткнулась в мокрую ткань рубашки, вдохнула прохладу и запах тины, взъерошила мокрые волосы, целовала  губы и щеки, скулы, подбородок, нею, снова губы, пока окончательно не убедилась, что он цел, так близко в ее объятиях.
- Нелегко, да… Но она мыслит иными категориями. Только вечность ей не подвластна, она сама вечность, жизнь, смерть и судьба. Я с ней тоже познакомилась два года назад, правда, не так, как ты… Со мной была Мин.  А Мара душа этого леса и, в то же время, она сама этот лес и не лес вовсе. Сложно это. Но как же я испугалась… Как мне страшно тебя потерять.
Иллиана снова уткнулась носом в мокрую рубашку.
- А вообще. Вот оно, то место, которое я хотела тебе показать. Вот этот самый берег. Я так часто здесь бывала, что даже удивлена, что здесь не остался мой призрак, хотя, увидев себя со стороны, начинаю думать... Неужели я такая же бледная или это все дух?
Девушка пыталась шутить, однако руки крепко держали Джошуа, выдавая напряжение. Мысль о том, что этот мужчина мог погибнуть, исчезнуть не просто из ее жизни, но из целого мира, сводили с ума, заставляли сердце ныть, а пальцы сжимать мокрую ткань. Пара капель скользнула по щекам, и Илия снова спрятала лицо на груди Джоша.
Волшебница обернулась, достала из сумки многострадальный шоколад, который благодаря холоду и туману совсем не растаял и, отломав одну плитку, протянула ее Джошуа, положила кусочек себе в рот и запила глотком воды из бутылки. Страшно хотелось есть, еще сильнее хотелось увидеть любимого сытым, сухим и счастливым.
- А еще тебе бы не мешало высохнуть… Вернее снять мокрую одежду, а то простудишься…
Иллиана протянула руки вперед, расстегивая пуговицы промокшей насквозь рубашки Джошуа, отводя взгляд в сторону.

0

8

Иллиана склонилась к нему, тонкие пальчики зарылись в волосы, нежные губы коснулись щеки, подбородка, шеи... Лёгкие мурашки разбежались по телу, блаженная, тёплая слабость навалилась, окутала ватным одеялом с ароматом цветущего сада, пастельные краски водоворотом кружились перед глазами.
- Нелегко, да… Но она мыслит иными категориями. Только вечность ей не подвластна, она сама вечность, жизнь, смерть и судьба.
И голос - мелодичный, невесомый, тёплыми солнечными лучами касается кожи, вплетается в пастельные мазки.
- Я с ней тоже познакомилась два года назад, правда, не так, как ты… Со мной была Мин.  А Мара душа этого леса и, в то же время, она сама этот лес и не лес вовсе. Сложно это. Но как же я испугалась… Как мне страшно тебя потерять. - уткнулась носом в мокрую рубашку, тонкие пальчики сжались на его плечах.
- Илли... - прошептал Джошуа, проводя ладонью по хрупкой спине, - Я... Хочу чтобы ты знала, даже если... Даже если меня не станет, - моргнул, чуть нахмурившись, медленно скользя взглядом по густым кронам? - Я же всё равно останусь рядом с тобой. Мне же от тебя уже никуда не деться, понимаешь? - указательный палец заскользил вверх по тонкому позвоночнику, - Не бойся меня потерять, ты меня к себе пришила накрепко, не оторвать, нет - Джош улыбнулся, покачал головой.
- А вообще. Вот оно, то место, которое я хотела тебе показать. Вот этот самый берег. Я так часто здесь бывала, что даже удивлена, что здесь не остался мой призрак, хотя, увидев себя со стороны, начинаю думать... Неужели я такая же бледная или это все дух?
- Нет. Она совсем не такая как ты. Я не знаю, как мог поверить в то, что это ты, я... Кажется и не верил, просто смотрел на неё, а у неё же взгляд - магнит, и магия цепкая такая... Ты совсем другая, ну... - он наклонил голову, заглядывая девушке в лицо, - Ну какая же из тебя Мара, милая моя фея?
Та наконец разжала напряжённые пальчики, потянулась к своей сумке, вытянула оттуда плитку шоколада, отломила кусок и протянула Джошуа.
- А еще тебе бы не мешало высохнуть… Вернее снять мокрую одежду, а то простудишься… - Иллиана начала расстёгивать пуговицы его безнадёжно испорченной рубашки, отводя глаза.
Мурашки прокатились по телу - горячие, колкие, - лес, обступивший озеро, медленно завращался, новая волна влажной, тёплой слабости накрыла с головой.
- Илли,- хрипло проговорил Джош, поднимая руки и осторожно касаясь пальцами хрупких запястий девушки, медленно сползая по земле к озеру, пока их лица не оказались на одном уровне, - Илли, что ты делаешь?..

0

9

Лес пел, и струился энергией, и распускались свежие ароматы трав, нежно грело солнце и перешептывались листья, скромные, не хотели мешать уединению. Туман отступил, и на поверхности зеркального озера появилась несмелая радуга. Где-то колокольчиком звенел ручей, а над головами Джошуа и Иллианы проносился легкий игривый ветерок, совсем тихо, почти неслышно посмеивался и улетал, чтобы уже через несколько минут вернуться.
Влажная ткань рубашки не поддавалась тонким пальчикам. Всего несколько пуговиц были расстегнуты, когда мужчина поднял руки и коснулся запястий Иллианы, заставляя ее замереть.
- Илли, что ты делаешь?..- хрипло произнес мужчина, склоняясь так близко к лицу девушки, что та невольно вздрогнула и почувствовала, как земля уходит из-под ног, снова, хотя пора бы уже было привыкнуть.
Румянец появился на щеках, а девушка попыталась спрятать взгляд, опустила руки, смыкая пальцы в замок.
- Я? Ничего… - закусила нижнюю губу, рассматривая травинки на берегу озера.

0

10

Залилась краской, попыталась спрятать взгляд, опустила руки, смыкая пальцы в замок.
- Я? Ничего… - закусила нижнюю губу, рассматривая травинки на берегу озера.
- Ничего? - Джошуа улыбнулся, поднимая руку и осторожно касаясь пальцами румяной щеки девушки, - Как жаль, а я надеялся... - сам почувствовал, как загорается лицо.
Джош приподнялся на локте, ладонь другой руки скользнула на затылок Иллианы, притягивая, пальцы зарылись в пушистые волосы. Её лицо оказалось совсем близко, тёплое дыхание щекотало его щёки, длинные ресницы взволнованно трепетали.
Будто ничего и не было этой ночью. Ни этой, ни во все предыдущие, и она в первый раз была так умопомрачительно близко, и будто он впервые чувствовал её опьяняющий аромат.
Что же это такое? Не новые ли проделки Мары?
- Илли, останови меня... - хриплым шёпотом, горячо выдыхая, чувствуя, как дрожат веки, как сводит пальцы мучительной судорогой желания, - Я... - губами нашёл её губы... и практически мгновенно провалился в тяжёлую, горячую тьму, пульсирующую редкими глухими ударами.

0

11

- Ничего? – Джошуа улыбнулся, касаясь ладонью щеки девушки. - Как жаль, а я надеялся...
Тлеющий огонек в мгновение обратился пламенем, повергая все разнообразие цветов в бледную, туманную пропасть. Где-то на дне этой пропасти маячил светлячок счастья и, чтобы поймать его, нужно было окунуться с головой в холодную воду и пройти исцеляющий огонь. 
- Илли, останови меня... Я... – прошептал мужчина, склоняясь к губам девушки, нежно, но уверенно и страстно целуя ее, будто забывая обо всем на свете, заставляя и Иллиану окунуться в этот призрачный омут, потеряться в пространстве, невольно пошатнуться, опускаясь на пушистый ковер из трав, вернуть дрожащие руки к пуговицам рубашки, избавляясь от мокрой ткани, так холодящей кожу. Мурашки разбегались по всему телу легкими стайками, ветер все так же невесомо смеялся, прячась в кудряшках девушки.
- Зачем?.. – прошептала Иллиана между поцелуями. Лес посмеивался, деревья все так же перешептывались, а в воздухе кружились совершенно умопомрачительные ароматы, словно сотни крохотных фей разливали в воздухе концентрированную любовь.

0

12

- Зачем?.. - пробился родной голос сквозь душный горячий морок.
На мгновение тьма рассеялась, взорвалась зеленью листвы, умопомрачительной синевой глаз, нежностью раскрасневшейся кожи, лёгкими пятнышками веснушек - всё в небывалой концентрации, вихрем, водоворотом. Тонкие пальчики, справившиеся наконец с застёжкой рубашки Джошуа, и его собственные руки, одну за другой расстёгивающие пуговицы на её - белой, тонкой, глупой и ненужной, но такой белой на зелёном фоне. Белый - и зелёный, такое чистое сочетание, чистое, неуместное, не отсюда...
- Зачем... - рассеянно, безжизненно, задыхаясь, - На нас... На нас смотрят... - безразлично, бездумно, срывая наконец белую рубашку с тонкого тела, скорее, пока снова не накатила тьма...
А она накатила, густая, жаркая, тяжёлая, придавила к траве, залила уши вязким глухим киселём. Ладони на ощупь исследовали нежную кожу - аккуратные ладошки, хрупкие запястья, локти, плечи, кружевные бретельки - к чёрту, - тонкие ключицы, высокая грудь... В первый раз, всё в абсолютный, несомненный первый раз...
Считал свои пальцы музыкальными, чуткими - но никогда прежде они не чувствовали так ярко, не осязали так полно, так, что почти больно становилось... Ни звука... Ни света... Одно лишь глубокое, резкое осязание...

0

13

Нежность и желание заволокли рассудок, испепеляя улыбкой ветер, окутывая мягкой россыпью облаков жаркое тело.
- Зачем... На нас... На нас смотрят...
В ответ Иллиана рассмеялась, легко, беззаботно, без капли смущения, скользнула руками по спине, вырисовывая тонкими ноготками узоры, целовала плечи, шею.
Никогда раньше не было с Джошуа одновременно такой легкости и абсолютно умопомрачительной нежности, безудержного желания и смелости.
Руками скользнула к пряжке ремня мужчины, осторожно расстегнула, справилась с пуговицей, молнией, не отводя взгляда от лица Джоша, пытаясь отыскать в нем что-то особенное, находила в каждом миллиметре, в каждой мимической морщинке.
Дыхание учащенное вырывалось из груди беззвучными стонами, сердце колотилось, наконец, безболезненно и как-то особенно радостно.
- Джош, - прошептала на ухо мужчине Иллиана, - люблю тебя.

0

14

- Джош, - горячий шёпот в самое ухо, - люблю тебя.
И вновь мрак разорван в клочья, и осязание переходит в зрение, опять перемешиваются каналы восприятия, изумрудные на фоне листвы глаза обжигают пронизывающим холодом, тонкие пальчики леденят опаляющим жаром, слова - собираются стоячей водой где-то в горле, слишком слабые и глухие, чтобы срываться с обожжённых дыханием губ.
Наплевать на всех, кто может оказаться рядом, кто может смотреть, наплевать, и песок, царапающий кожу - мягче шёлковых простыней, и трава, застревающая в волосах - только искры света, и тина, осевшая на одежде - всего лишь сплетение тишины, и холодок воды по ногам - ветерок, врывающийся в форточку.
Настоящее волшебство - не в древних стенах замка и не на дне озера, в глазах тоскливо-бессмертного существа. Настоящее волшебство - в этой единственной в мире женщине, в глазах и голосе, в пьянящем аромате и в умопомрачительном её теле, и разве можно видеть кого-то кроме неё, слышать кого-то кроме неё, разве можно хотеть кого-то кроме неё...
Любить кого-то кроме неё?
Ciebie lubię... - тихо, - Lubię - горячо, - Lubię - задыхаясь, теряясь в оглушительном грохоте, заполнившем уши, - Lubię jednej ciebie...
И опять заволокла глаза темнота.
Теперь уже совершенно глухая, тёплая, тяжёлая, накатила слабостью, прошлась движением воздуха по влажным волосам и разгорячённой коже на спине. Пальцы рассеянно зарылись в воздушные кудряшки Иллианы, долгий выдох сорвался с губ, унося с собой последние обрывки мыслей.

Отредактировано Joshua Ray (2009-06-29 00:50:58)

0

15

Размахивая пестрыми крыльями, разлетались в воздухе разноцветные бабочки, освобождая туманную пустоту от цветов, лишая реальный мир четких контуров, исчезали и появлялись вновь деревья, проваливалась земля, по каплям пушистыми искорками сыпалось небо, растворяясь в горячем воздухе. Неловкие пальцы скользили по коже Джошуа, рисовали неясные узоры, терялись и вновь находились. Невозможно было почувствовать, осмыслить движения, интуитивно, неслышно, беззвучно, слишком громко, так, что уши закладывает, а время медленно перетекает в вечность. Твердое становится мягким, холодное обжигает, и не помнишь уже то ли весна, то ли осень, то ли невидимая подкралась смерть, потому что не бывает такой легкости при жизни. Дыхание учащенное и слова сквозь звенящую тишину, те, что о любви, те, что понятны на любом языке, те, что в глазах и на ладонях, и на губах, по всему телу поцелуями. Ярче, глубже, нежнее с каждым новым прикосновением, мучительнее и прекраснее.
И нет уже озера, нет леса, только сплошная россыпь звезд где-то посреди Вселенной, родные руки, улыбка и поцелуй, взгляд глаза в глаза и неотвратимая нежность на кончиках ресниц, слезами по щекам, но не от горечи, тяжелым, будто единственным, выдохом, едва уловимым посреди шаткого, облачного царства.
И потом, позже, когда солнце уже щадило, не опаляло кожу, не жгло взгляды, ласково укутывало листья деревьев и лучиками танцевало на поверхности озера, согревало бледную кожу, золотило кудрявые волосы, Иллиана и Джошуа лежали, обнявшись, в траве, безмолвно, улыбались, встречали вместе вечер, дышали свежестью леса, касались губами друг друга, бережно, словно боясь исчезнуть в тумане.

0

16

Секунды с шелестом испарялись в пожелтевшей лазури, выхваченной взглядом в разрывах густых крон. Растворялся туман, окутавший сознание, и все отчётливее ощущалась холодная вода, от которой немели ноги, и шершавый песок, и колючие сухие травинки.
И всё острее хотелось одеться - и лучше не в грязную, всё ещё влажную, безнадёжно испорченную одежду... Хотелось тепла и уютных запахов, и огня в камине, хотелось музыки, шелеста пыльных страниц, каменного эха шагов, шершавых стен под ладонями, голосов в коридорах...
- Илли... - Джошуа не узнал свой голос - охрипший, прозрачный.
В горле запершило. Он осторожно кашлянул, прикрывая ладонью рот, сдвинул брови. Не хватает простудиться, разумеется.
Это именно то, чего не хватает.
- Илли... Ммм... Может быть... Нам пора?

0

17

Иллиана уже почувствовала, как сознание растворяется в мягкой туманной пустоте, веки тяжелеют и закрываются, когда над ухом прошелестел голос Джошуа.
- Илли... Ммм... Может быть... Нам пора? Девушка на мгновение прижалась ближе, запечатлевая поцелуй на шее Джошуа, подняла глаза на лицо, улыбнулась, зарываясь пальчиками в уже высохшие волосы мужчины, коснулась губами его губ и тут же отпустила, потянулась, выгнула спину, разворачиваясь и притягивая одежду.
- Да. Я ведь обещала, что мы вернемся к закату. Но уже закат, так что, думаю, пора выходить, тогда еще до темноты мы будем в замке, если, конечно, с нами снова не захотят поиграть.
Волшебница поспешно оделась и вскочила на ноги.
- Ну, что, любовнички, а про меня-то снова и забыли? Джошик, Джошик, нехорошо, ох как нехорошо нарушать обещания. – вдруг отозвалась свирель.
Иллиана замерла, не зная, что ответить, зато покраснела и попыталась отвести взгляд от мужчины.
- Ну вот, - рассмеялась Мин, - Хорошо смотритесь: одна красная, другой красный. Уверенность в себе воспитывать надо. Чего стоите, пошли уже. Я и так весь день на солнце проторчала, а мне больше идет бледность, как и тебе, Илия.

0

18

- Да. Я ведь обещала, что мы вернемся к закату. Но уже закат, так что, думаю, пора выходить, тогда еще до темноты мы будем в замке, если, конечно, с нами снова не захотят поиграть.
Иллиана поспешно оделась и вскочила на ноги.
- Вот уж нет уж, - вздёрнул брови Джошуа, застёгивая рубашку. Поёжился, стараясь не думать о том, во что она превратилась, машинально отряхнул пальцы, - Наигрался я на сегодня...
- Ну, что, любовнички, а про меня-то снова и забыли? Джошик, Джошик, нехорошо, ох как нехорошо нарушать обещания. – вдруг подала голос  свирель.
Обещания? - Джош смешался, заливаясь краской. Пусть свирель был предметом, но звучание её голоса и осознание того, что всё время она находилась здесь, смушало куда сильней чем ощущение невидимых взглядомю
- Ну вот, - рассмеялась Мин, - Хорошо смотритесь: одна красная, другой красный. Уверенность в себе воспитывать надо. Чего стоите, пошли уже. Я и так весь день на солнце проторчала, а мне больше идет бледность, как и тебе, Илия.
- А мне нравится румянец на её щеках, - неожиданно смело заявил Джош, глядя на свирель, - И веснушки на носу, - сделал шаг к Иллиане, поднял руку, осторожно коснулся пальцем кончика аккуратного носика, - Она вся очаровательная.

0

19

- А мне нравится румянец на её щеках. И веснушки на носу. Она вся очаровательная. Джошуа уверенно шагнул ближе к Иллиане и коснулся кончиком пальца носа девушки. Волшебница улыбнулась, но все же промолчала.
- И почему меня это нисколечко не удивляет? Может, еще на пару часиков задержитесь, а то у тебя, Джошик, одежда еще вся не высохла, нехорошо... - гнула свою линию свирель.
- Ладно, Мин, все, мы идем, идем, - наконец откликнулась Иллиана, взяла Джошуа за руку, чтобы в ближайшее время больше не отпускать, слишком страшно было снова потерять его.
Обратная дорога оказалась куда приятнее, чем путь к озеру, занявший большую часть дня. Тумана и след простыл, а тропинка практически не разветвлялась, шла ровно и довольно весело скакала то в горку, то с нее. Пели птицы, и легкий ветерок разносила по воздуху золотистую пыльцу, больше похожую на волшебный порошок. Если бы именно таким порошком торговал Ноктис, то наверняка все любители чудо-трав испытывали постоянный прилив любви, причем совершенно без вреда для здоровья. Иллиана периодически поглядывала на своего спутника, понимая, что она совсем не так представляла себе его знакомство с лесом, потому как внимание лесу они уделили минимальное, все больше времени уделяли друг другу, впрочем, похоже, с эти нужно было смириться. Остальной мир бледнел и растворялся по сравнению с образом этого мужчины, а без него все становилось просто бессмысленным.
--------> Вход в лес

0

20

- И почему меня это нисколечко не удивляет? Может, еще на пару часиков задержитесь, а то у тебя, Джошик, одежда еще вся не высохла, нехорошо... - не унималась свирель.
- Ладно, Мин, все, мы идем, идем, - Иллиана взяла Джошуа за руку, от уверенного прикосновения тёплой ладошки желание поскорее добраться до дома только усилилось.
Они будто шли теперь совсем по другому лесу, не по тому, через который пробирались к тому самому дубу с дуплом... Где встретили Мару.
Закатные лучи пробивались меж высоких стволов, золотили подлесок, путались в длинных сосновых иглах.
- Какая ты разговорчивая, - обратился Джош к свирели Иллианы, щурясь в просветы меж листвы, - Временами... - покосился на болтливый инструмент, заговорщически улыбаясь, крепче сжал пальцы на ладошке Иллианы.
Чего можно было бояться в этом лесу, полном света и щебета, шелестящем сухим ковром под ногами?.. Даже Мара отсюда, из паутины света, из прикосновений Иллианы и её тёплого аромата, казалась совершенно не страшной. И даже... милой.

---> Вход в лес

0


Вы здесь » Академия магии Эдeтрион » Лес » Лесное озеро