Академия магии Эдeтрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Комната №8

Сообщений 61 страница 71 из 71

61

Комната №10---->
По времени Иллиана с Джошем уже немножко запаздывали, поэтому в коридорах уже никого не было, зато за дверью номер 8 были слышны голоса. Девушка остановилась у закрытой двери, не спеша проходить, повертела в руках шкатулку из красного дерева с узорами на крышке и василькового цвета лентой.
- В этой шкатулке лежит маленькая дудочка, украшенная цветами, резная, а еще волшебная. Когда играешь на ней, не происходит какой-то особенной магии, никаких манипуляций с настроениями или предметами, зато она помогает создавать сказку. Цветы начинают источать туманные ароматы, которые можно не только почувствовать, но и увидеть. Разноцветные блестящие дымки образуют целые картины, сказочные. Иллиана улыбнулась Джошуа. - Я хотела бы, чтобы ты ее увидел, думаю, Хами решит посмотреть подарок и, может, даже сыграет. Мы ведь сможем ее научить, если она еще не умеет? Ну что, пойдем?
Волшебница осторожно постучалась и тут же отворила дверь.
- Здравствуй, Хами! С днем рождения! Иллиана улыбнулась и протянула шкатулку с бантом малютке-лисе, которая в этот день стала еще на один годик старше.  – Это тебе! Надеюсь, понравится.

0

62

Комната №10 --->

Иллиана постучалась и, не дожидаясь ответа, уверенно открыла дверь.
После красноватого полумрака коридора светлая и оттого кажущаяся более просторной, чем есть на самом деле, комната, будто бы ударила в глаза солнечным светом. Простая мебель лаконичных очертаний, тёплые тона, мягкие фактуры... Такое жилище, несомненно, очень подходит странной девочке с лисьим хвостом.
- Здравствуй, Хами! С днем рождения! Иллиана протянула шкатулку с бантом имениннице, стоявшей в толпе гостей,  Это тебе! Надеюсь, понравится.
Джошуа нерешительно замер за спиной девушки, прижимая к груди свой подарок. Чувствовал он себя несколько неловко, пока Иллиана поздравляла Хами, взгляд преподавателя Драмы скользил по лицам собравшихся. Приметив в толпе студентов Хидшейд, Джош дёрнул бровью - вот кого из педсостава он бы ожидал здесь встретить в последнюю очередь...
Взгляд Джошуа остановился на Хами - она уже приняла подарок Иллианы, и теперь во все глаза смотрела на нового визитёра. Тот не знал, куда себя деть от странной неловкости - Хами нравилась Джошу, но в то же время вызывала неясный иррациональный страх. Восемьдесят восемь лет, кажется... А на вид дай бог двенадцать. Но что, если только на вид? Что если за её невинным детским личиком прячется мудрое существо, чьи мотивы и помыслы не могут быть даже доступны скромному преподавателю драмы, привыкшему мыслить цветами и линиями, а вовсе не философскими изречениями...
И что за бредятина лезет в голову!?
- Хами... - Джошуа осторожно улыбнулся, чуть наклоняясь, чтобы имениннице было удобнее смотреть ему в глаза. Маленькая, рыженькая, в очаровательном пышном жёлтом платье, крошечные ножки утопают в мягком ворсе ковра и глазищи - огромные, то ли лишённые выражения, то ли полные какого-то непостижимого нового...
- Здравствуй. Очень рад оказаться участником твоего праздника, желаю тебе понимания и искренности... Не в себе, тебе искренности не занимать. Но - по отношению к тебе, ты заслуживаешь этого. Вот... - он протянул лисичке портрет, - Это тебе от меня маленький сюрприз. Надеюсь, понравится, и в этой комнате найдётся для него место.

Отредактировано Joshua Ray (2009-07-08 12:35:55)

+1

63

Покои Тэссалии Рии--------->
День рождения Хами, той самой удивительной лисы, чье появление уже дважды предвещало перемены. Тэсс улыбалась, вспоминая свой последний урок  и то, как эта малютка говорила о мохнатом друге на четырех лапах и умоляла Тэсс быть счастливой и непременно прийти на праздник и привести с собой друга.
Друга? Неужели каким-то чудом знала, что Хицуи появится, неужели и сама Тэссалия в глубине опьяненного слезами и болью расставания сознания чувствовала, что он вернется. Не потому ли во снах прощалась навсегда с мучительным прошлым, напоследок говорила Тео «люблю», чтобы впредь не срывалась с губ эта ложь чужому.
И теперь шла по узкому коридору, держась под руку с Хицуи, молча и торжественно, с легкой улыбкой, спрятавшейся в уголках губ, уверенностью в каждом движении и хрупкой восторженностью, звенящей хрусталем сквозь шорох паркета под ногами. В свободной руке сжимала плотную коробочку из красного материала с золотым цветком на крышке, внутри которой хранилась черная пирамидка – скромное убежище нового друга, того самого лабрадора, что так приглянулся Хами. Тэссалия несла в подарок друга.
У каждого должен быть друг, даже у маленькой лисички-оборотня, говорящей на чужом всем языке и мыслящей иными категориями, в которых прошлое и будущее сливаются в одно неповторимое настоящее, многогранное и порой кажущееся поддельным, со светом звезд всей Вселенной и разноцветными ароматами со вкусом фруктов и ванильного мороженого, белыми мышками и целым миром на крыше для двоих.
Маленьким не должно быть одиноко, как и большим, впрочем, потому, что может быть ценнее, чем друг, тем более, что ты и сам просил его в подарок. Пусть будет хотя бы образ друга, с которым можно играть и разговаривать, который сможет понять абсолютно все и не станет судить по мелочам. Друг, которому веришь.
Тэссали скользила взглядом по стенам коридора, разрисованным пестрыми тенями и блуждающими лучами солнца из редких окон, особо не заботясь о направлении, и только когда остановилась возле двери, за которой, наверняка, уже начался праздник, Тэсс встретилась взглядом с Хицуи, осторожно улыбнулась и, не произнося и не дожидаясь слов, осторожно толкнула дверь.
В праздничной атмосфере царило какое-то невыразимое одиночество. Люди приходили, разговаривали, поздравляли и были искренни. Но, наверное, никакая искренность не спасает от одиночества, особенно комнату, которая в обычные дни пустует, и только солнце заглядывает через маленькие окошки, пытаясь развеселить ее своими задорными лучами. Когда к ней приходят в гости, не получается стереть едва уловимый привкус печали, разлетевшейся тенями по углам. И приходится улыбнуться этой сладкой радости сквозь легкую туманную прохладу.
- Здравствуй, Хами, - Тэссалия доброжелательно улыбнулась, склоняясь над именинницей.
- С днем рождения тебя. Я привела друга, как и обещала, спасибо за приглашение. Это тебе.   - Тэсс протянула Хами ладонь с красной коробочкой на ней. – Пусть у тебя будет много важных друзей. И ты для них будешь самая важная.

Отредактировано Тэссалия Рии (2009-07-12 03:58:43)

+1

64

---> Комната Тэссалии Рии.

Невинное торжественное шествие на день рождения маленькой вечности... Почему-то именно сейчас он сознавал, как многое прошло для него, как многое изменилось. Ему вспоминались глаза смерти - серый, пепельный, всепоглощающий цвет смешивался с зеленым любимых глаз, и он невольно любил смерть, как любил свою живую, совсем живую любимую. Академия казалась другой - серые стены искажались, раздвигались, росли, комкая человеческое нутро. Он улыбался, не смотря на диковатую боль, цеплявшуюся за душу маленькими колючими лапками тысячи крошечных незримых паучков. И казалось, что эти коридоры не кончатся никогда, что они ведут прямо на девять широких кругов ада, вот так же вымощенных красной ковровой дорожкой. Но у лица распахнулась дверь - с наигранной неожиданностью и нелепым испугом. Множество гостей, разыгрывавших участие. Была искренней разве что эта лиса, для которой на самом-то деле наверняка не свойственно было праздновать дни рождения. Просто кто-то когда-то сказал... Тэсс уже вручила свой странный подарок. Что за дикая блажь - дарить приведений? Но он не спорил - просто присел на одно колено перед ушастой девочкой, обнял ее, с трудом внушая себе, что она лиса, что она демон и прочую чушь в этом же духе - чушь, так как он уже успел осознать, что она оставалась наивным ребенком.
- Хами, я узнал, что у тебя день рождения, лишь сегодня утром... У меня не было времени подумать над подарком. Но мне хотелось подарить тебе что-то по-настоящему необходимое, - Хицуи достал простую тоненькую алую ленточку. - Тэсс подарила тебе друга. Я тоже подарю тебе друга, и этим другом буду я. У меня на родине есть поверье, что алая нить судьбы связывает людей друг с другом. Я немного поколдовал с этой ленточкой, - Хицуи улыбнулся и повязал ленту на шее Хами. - Когда тебе будет плохо, когда ты будешь нуждаться в моей помощи или просто очень захочешь меня увидеть, ты можешь позвать меня. Я обязательно приду к тебе. Также эта ленточка поможет тебе пользоваться магией. Наверняка тебе сейчас сложно использовать даже простые заклинания... - Хицуи наклонился к девочке и поцеловал ее в лоб. - Поздравляю. И спасибо за приглашение.
Он поднялся, взял два бокала шампанского, один подал Тэсс.

0

65

Вот теперь все в сборе. Грустный сбор из морошки. Будет, все будет... Хотя бы нечаянно через отчаянье.

15 апреля, 15:51

Горький запах полыни, сочившийся с улицы сквозь открытые окна, был приятнее аромата изысканных и не очень (ведь отнюдь не исзысканность волновала лисицу в выборе явстсв) кушаний и печального духа шампанского, будто джин из бутылки, выветривавшегося с легкими пузырьками. Гости приходили один за другим. И зачем был весь этот праздник лицемерия? Хами благодарила каждого, одевала каждому на голову маленькие рыжие ушки, пытаясь создать хоть видимость понимания, счастья, родственности, словно извиняясь за свою глупую самонадеянность и ненужные беспокойства, отдавала ответный подарок. Все были здесь чужими, и каждый новый человек расширял бесконечное пространство комнаты, моментально заполнявшееся одиночеством. Хами была слишком искренна, слишком добра и честна, чтобы не понимать, что лишь попусту беспокоит, что она смешна, что она ребенок для этого сборища слишком взрослых, и каждый пришел за чем-то, что она на самом-то деле не способна дать, но только не для того, чтобы поздравить ее и улыбнуться. Каждый новый приходил со смирением и готовностью, и каждый был по-своему заботлив и приятен: и этот хмурый дракон, и это нежное приведение, и мягкая милая фея, и хмурый юноша с незажившим шрамом, и этот, почти, как она - Хами - наивный мальчик, и этот само- и не только влюбленный художник... Многие, многие. И все-таки...
- Спасибо. Спасибо большое. Хами... Да, я очень счастлива, что вы пришли, - Хами, поднимаясь на кончики пальцев, натягивала на голову Элис крошечные цветные бусы из конфет, дарила с поклоном такой по-матерински женственной сейчас Хидшейд цветы с предусмотрительно подобранной к ним по-детски непосредственной вазой. Памятуя о незабываемом пироге лиса вручила Ги огромный мешок самых разных вкусностей, казавшихся ей - живущей в вечном голоде девочке - целым состоянием. Очередное детское чудо досталось Бриджит - по крошечной картинке с лесом и полем - единственным настоящим домом Хами - струились веселыми светляками звезды. С горящим взглядом, в которым с легкостью читалось радостное "Тили-тили тесто...", вручила Хами Тайлеру и Рие разламывавшийся пополам амулет. С хитрой улыбкой, присев в реверансе, лиса подарила Ларсу красивый инкрустированный кинжал - она не хотела дарить подходящие подарки, она хотела дарить подарки нужные. Феликсу по праву досталось любимое одеялко Хами, которое, правда, было ему немножко коротковато. Иллиана получила большое хмурое чучело совы, Джош - старинный патефон и несколько неподписанных пластинок. Хами с радостью выпустила подарок Тэсс из пирамидки, позволяя ему резвиться среди гостей, и смущенно протянула свадебный фотоальбом, зашитый красным бархатом. Еще более смущенно она подошла к Хицуи, приняла его подарок, печально прошептала: "У меня тоже нет подарка... Поэтому... Поэтому... Я просто пообещаю воспользоваться Вашим. Когда-нибудь я обязательно позову Вас", - Хами натянула на голову Хицуи предпоследние пушистые лисьи ушки, поцеловала его в щеку и подошла к "столу". Она низко поклонилась, вцепившись пальчиками в подол платья - ее рыжие уши смешно плюхнулись ей на лоб - и торжественно произнесла:
- Спасибо всем, кто пришел сегодня на мой праздник, - слезы набежали на ее глаза, но она нашла в себе силы улыбнуться всем присутствующим. - И всем, кто не пришел, тоже.
 
  Когда гости разошлись, Хами спрятала подальше последний и самый главный безответный подарок.

0

66

Бриджит РҐСЌР№Р» офф: прости что тааааааааак долго
И давно ты решил им стать? - Когда девушка спросила его об этом Феликс пустился в ностальгические воспоминания, как отец взял его с собой в больницу чтобы сын привыкал к обстановке ведь ему тоже бы пришлось там работать. Однако в тот момент Феликс не был одержим медициной ни как. Но все изменилось когда отец привели на смотровую площадку операционной - Отец в тот день привел меня в свою больницу - Начал рассказывать Аркхайт - Он был магом-целителем, а значит разбирался и в человеческой медицине, его специальность была хирургия. Он тогда отвел меня на смотровую площадку над операционной для наблюдения за операцией - Глаза Феликса заблестели недобрым светом, а рот расплылся в мечтательной улыбке - Тогда я и понял насколько интересен и прекрасен "внутренний мир" человека, как сложно там все устроенно, но в тоже время как все практично - Парень казалось улетел куда то в облака

0

67

15 апреля, 16:00

В ленивом шепоте слышались тоненькие Хамины приветствия, благодарности, пузырилось шампанское, и звенели бокалы, едва касаясь друг друга. Этот нелепый по сравнению с предстоящим грандиозным балом маленький праздник был куда милее Тэсс, чем все известные ей приемы и вечера, на которых ей случалось присутствовать. Маленькая лисичка появлялась и исчезала здесь и там со своими драгоценностями, куда более замысловатыми, чем те, что она получала в подарок. Хами возвращала каждому гостю частичку себя. Все в ней светилось тончайшей лисьей гордостью. Хами была очаровательна в своем желании соединить хрупкие звенья одной огромной цепи, смутно представляющие свое предполагаемое единство. Лисичка и вовсе выбивалась из общего мира ее же праздника. И хотя многие приходили в одиночестве, Хами казалась самой неприкаянной. Ее рыжие ушки настороженно сдвигались и покачивались всякий раз, когда она склоняла голову. И, хотя ее вниманием завладел Хицуи, Хами продолжала вслушиваться и ожидать новые шаги, долгожданный стук в дверь…
Тэсс, поправила прическу, дополненную парой лисьих ушей и с величественной нежностью ожидала, когда Хицуи получит свой подарок. Ей хотелось сделать для Хами больше, и она со смиренной благодарностью следила за тем, как ее любимый, со свойственным ему благородством, одаривает Хами, пожалуй, самым дорогим подарком.
Тэсс все еще неловко сжимала в руках, подаренный ей свадебный альбом. Гладкая поверхность напоминала ее собственные чувства, взволнованные возвращением Хицуи, их определенным совместным будущим, этим альбомом, в конце концов. Тэсс казалась сама себе призраком своей улыбки. И даже, когда твердость шага отдалась четким стуком ее каблуков, она все еще пребывала в состоянии полета.
Не отводя взглядов, они с Хицуи выпили по глотку шампанского. Тэсс старалась сдержать смех – ее любимый выглядел нелепо в обязательных рыжих ушах от Хами, - но ничего не вышло. Ей показалось неуважительным смеяться над ним, потому она быстро справилась с эмоциями и, прерывая неловкость, протянула ему альбом.
- Странно, что у нас нет  ничего общего… - Тэсс задумчиво посмотрела в окно. – Общего альбома, общих слов, общего дела. Было бы чудесно обмениваться чем-то, дарить друг другу важное, как это делает Хами, как только что поступил ты. Я много раз видела, как молодые пары выбирают сервизы, белье, занавески для дома, дом, делали фотографии или совместные портреты, но я ни разу не видела, чтобы они делились своими жизнями. А у нас, у нас ведь нет ничего, кроме этого. Только ты, только я. И наша жизнь… - Тэсс как-то печально вздохнула. – У каждого здесь есть только их жизнь. А у Хами теперь есть ты – наверное, действительно самое настоящее.   

0

68

15 апреля, 16:30

Пожалуй, самая искренняя улыбка была у Тэсс, которая смеялась над ним - глупым драконом в лисьих ушах. Самое искреннее отчаяние было у маленькой именинницы, самозабвенно суетившейся вокруг едва ли не по случайности зашедших преподавателей и студентов. Бал-маскарад. Безумное чаепитие. Сумасшедший дом, а не академия. У каждого - слишком много своих бед и надежд, чтобы обеспокоиться чужими.
- Странно, что у нас нет  ничего общего… - Тэсс, кажется, наконец справилась со своим безудержным, но поразительно неуместным здесь весельем. - Общего альбома, общих слов, общего дела. Было бы чудесно обмениваться чем-то, дарить друг другу важное, как это делает Хами, как только что поступил ты. Я много раз видела, как молодые пары выбирают сервизы, белье, занавески для дома, дом, делали фотографии или совместные портреты, но я ни разу не видела, чтобы они делились своими жизнями. А у нас, у нас ведь нет ничего, кроме этого. Только ты, только я. И наша жизнь… У каждого здесь есть только их жизнь. А у Хами теперь есть ты – наверное, действительно самое настоящее.    
Хицуи внимательно проследил за взглядом Тэсс - но увидел лишь слепящие белизной облака, безмятежно и вечно плывущие за потемневшим от старости стеклом.
- Тебе нужны занавески?.. - похоже, пришла его очередь смеяться. - Я не люблю привязываться - не важно, к вещам ли, к людям... Даже мой магический источник раньше заключался в моей крови. От маски я уже избавился. Ты - единственное мое исключение. Наверное, я устал терять. Не зря Хами подарила альбом тебе, не оставив мне ничего, кроме обещания когда-либо воспользоваться моей помощью. Да и я ей не  нужен... Вернее, ей нужен не я. Пойдем... Мы здесь лишние - как и все остальные, - Хицуи быстро пролистал чистые страницы альбома и вернул его Тэсс. Опустившись на одно колено рядом с Хами, быстро коснулся ее лба - рыжая отросшая челка невесомо знакомо полоснула по губам, заставив улыбнуться. Теперь, когда на Тэсс были мохнатые лисьи ушки, она казалась матерью или старшей сестрой Хами, решившейся на ту же невинную шалость, что и девочка. Хицуи вновь обнял Хами, пытаясь хоть на мгновенье ощутить те чувства, какие он, возможно, мог бы испытать к своей дочери. Тщетно... Все, что он смог ощутить, - лишь отвращение к себе, самозабвенно тискающему демона-оборотня - маленького ookami ningen - чтобы родить в своем сердце - сердце дракона - давно изжитые чувства. Он подождал, пока Тэсс распрощается с именинницей, кивком ответил тем, кто заметил их уход и поспешно закрыл за собой дверь.

---> Обеденный зал.

0

69

15 апреля, 16:45
Очарование обманчивого одиночества и тонкой радости исчезли, как только Хицуи оставил Тэсс. И хотя, она все с тем же упоением следила за его движениями, настроение ее неуклонно наполнялось досадой. Впрочем, этого было не достаточно, чтобы помешать ее счастью.
Все же это место ни с чем невозможно было сравнить. Хами старательно украсила комнатку. Тэсс представлялось, как она ждала прихода гостей и теперь, хотя и была не привычна подобным праздником, с честью выполняла свою роль маленькой хозяйки. Тэсс с улыбкой следила за тем, как она поспешно кружится среди гостей, улыбаясь всем и каждому и внося в этот немного унылый праздник, одинокий праздник своей любовью и недюжинным старанием.
Тэсс не думала даже перечить Хицуи. Она сдержанно кивнула, стараясь скрыть расстроенные чувства, и когда пришла ее очередь прощаться с Хами, она тихо и нежно прошептала:
- С днем рождения, - после чего все так же спокойно и невольно до крайности женственно вышла за Хицуи.
Ей была приятна плавность его обращения, чинная холодность скрытого взгляда, уверенная близость с заведомо известным расстоянием. Тэсс старалась соответствовать, но ни опыт трехсот лет, ни дворянское воспитание благородной девушки, не были достаточными, чтобы помочь ей сгладить бунтующие, живящие, совершенно невыносимые порой чувства.
Тэсс нежно посмотрела на Хицуи и ее рука сжалась у его пиджака в отчаянной надежде удержаться рядом.
- Новые занавески нам тоже не помешают. Не думаю, что занавески когда-нибудь кому-нибудь серьезно мешали.
---> Обеденный зал.

0

70

15 апреля, 17:10

Атмосфера праздника, несколько напряженная, но все же невероятно искренняя благодаря бескорыстной честности имениннице радовали Иллиану куда больше, чем предстоящие мысли бале. Легкий свет фонариков разливался на радужные спектры, проходя через разноцветные линзы-украшения. Хами постаралась украсит комнату и, хотя прежде в ней не было особых элементов роскоши, теперь она выглядела значительно уютнее и даже визуально больше. Гости приходили, дарили свои подарки и расходились в стороны с бокалами шампанского, либо праздно разглядывали собравшихся. Кто-то улыбался. Кто-то явно чувствовал неловкость. Господин Акаханно был как всегда непроницаем и сосредоточенно хмур. Впрочем, его спутница казалась счастливой и Иллиана смущенно улыбнулась , невольно проникнувшись едва уловимыми эмоциями этой женщины. Профессор Хидшейд среди угощений и студентов смотрелась необычно нежно, а сами студенты нестройными рядами подходили к закуске, останавливались, беседуя, и смущенно расходились, принимая подарки от лисички.
Сова, которая досталась Иллиане в подарок выглядела внушающее. Ее крупные желтые с каштановым глаза блестели, напоминая силуэты в снах Илии. Она с любопытством посмотрела на Хами, казалось, читая в ее взгляде ответы на все еще не сформировавшиеся вопросы.
Как много больше знала эта маленькая девочка?

Выпущенная Хами призрачная собака с веселым лаем бегала по комнате. Когда новый Хамин Друг приблизился к Иллиане, чтобы обнюхать подол ее платье и потереться серебряным носом о ее колени, девушка опустилась перед псом и, запуская пальцы в холку, весело поздоровалась.
Пес вилял хвостом и едва ли не щурился от радости.
Мимо как раз проходила Хами и пес увязался за ней, не переставая вилять хвостом и весело гавкать.

Гости расходились, хотя неугомонный собачий дух все еще вертелся в предвкушении праздничного продолжения.
Однако неловкость нарастала и даже Иллиана, обнявшись с Хами на прощание, утянула Джошуа за собой из комнаты.
- Спасибо за этот милый праздник, Хами. Я никогда не забуду, - Иллиана была искренна и добра. – Мы пойдем. До встречи.     

--->Обеденный зал

0

71

15 апреля, 17:10
Идиотически-детское желание срочно убежать куда-нибудь и остаться наедине со своим так неожиданно подаренным сокровищем пузырьками от шампанского искрилось где-то в груди, расцвеченное предвкушением танцев на предстоящем балу, странной, как картина с множеством несочетающихся деталей, атмосферой помещения, женщиной, девушкой, что была рядом и была так умопомрачительно женственна и хороша собой, что на неё страшно было кинуть взгляд.
Он, кажется, так и не поблагодарил вразумительно своего маленького мудрого дарителя, но слова перепутались, пальцы вздрагивали и Джошуа надеялся, что уж ей-то, ей и без слов всё было ясно... да и много ли это имело значения для неё самой? Разве он мог знать?
Сознание разбивалось калейдоскопом, непрерывно вертящимся, собирающим осколки в новые затейливые картинки, ни одной не дающим разглядеть...
Когда Иллиана взяла его за руку и настойчиво повела вон из комнаты, Джош даже не успел ничего сказать, только улыбнулся на прощание хозяйке праздника, постаравшись вложить в улыбку свою благодарность и изумление - даже если это совершенно не было ей нужно.

---> Обеденный зал

0