Академия магии Эдeтрион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Академия магии Эдeтрион » Остров » Роща


Роща

Сообщений 61 страница 79 из 79

61

Сам ОЗ целиком и полностью---->
Когда идешь одна в темноте, страшно, что кто-то последует за тобой, страшно, что кто-то нарушит уединение, прячась за деревьями, станет рассматривать твое личное таинство.  И так странно жаждешь этого появления. Пусть лучше явится сам и принесет с собой печаль большую, нежели мучительные воспоминания, эти навеки застывшие среди листвы призраки. Им не двинуться вперед, не отступить. Их удел оставаться вечным напоминанием о минувшем.
Хицуи, я вижу себя и вижу тебя. Мне не нравится смотреть, я не хочу ничего знать, но продолжаю изощренную пытку над собой. Смотрю и жду, что увидишь. Ты, несомненно, заметишь, только, кажется, не нужно, потому что глупо. Странные жесты и побеги. Я не права, знаю ведь, не права, продолжаю и жду тебя, только мешаю или наоборот? Не хочу видеть. Вижу. И кажется иногда, что лучше смерть. Но глупо при жизни жаждать смерти, а посмертно звать жизнь, которую прежде не сумел ухватить. Звала, докричалась, вернули, правда, забыли напомнить, что не Ад, а просто жизнь, от которой раз за разом ждешь какого-то нелепого подвоха. И самое интересное, ожидания почти всегда оправдываются. Все понимаешь, рассчитываешь на собственную мудрость, и в итоге, все рушится одним неверным выдохом, рассыпается карточным домиком из чужих улыбок и подаренной любви, ласк и времени. Свободен выбирать и дарить, свободен в чувствах, а я просто не хочу быть свидетелем, больше не хочу, потому что знаю – испорчу. Мне свойственно рушить даже обещания. Поддавшись порывам, сношу с места все принятое, понятое. Мне так трудно сделать шаг и найти тебя, когда вокруг для тебя целый мир. Мне так жаль, что не могу быть смелой, что раз за разом приношу лишь разочарования. Но ведь, правда, люблю.
Прохлада рощи принимала с упоительной нежностью распростертых, словно объятия, веток деревьев, кажущихся громадными черными лапами в темноте. За каждым стволом прятались поочередно прошлое и возможное будущее, играли в чехарду с настоящим. Мелькали по кустам светлячки непонимания движущейся в никуда ночи. Тэссалия ничего не ждала, просто искала уединения, надеялась, втайне от самой себя, что ночь завершится скорее, чем прольется последняя капля слез странно-тоскливой души. Мгновениями жалела, что не осталась на празднике, не дождалась возвращения Хицуи или не осмелилась сама присоединиться, все же была его спутницей и возлюбленной. Наверняка могла рассчитывать на какие-то права, изначально должна была подумать об обязанностях. Забылась, и сорвалось легкое счастье. Теперь от стыда пряталась среди заросших мхом тропинок. Пряталась преимущественно от себя самой, душой была с Хицуи.

Отредактировано Тэссалия Рии (2009-07-20 02:29:03)

+2

62

---> Обеденный зал.

Несколько шагов по блестящему паркету, изрезанному цоканьем чужих каблуков и...
Не выдержал. Сорвался. На бег, непонимание, на сумасшедший стук собственного сердца и скрежет зубов. Бесконечность коридров, знакомые очертания, ненужные люди. Везде - ее силуэт, ее аромат, ее дыхание. Рядом, рядом, рядом, но не здесь. Неуловимым мучением, тонкой нитью, клубком боли под сердцем... Где же ты?! Кажется, не найдет. Самое худшее - не увидеть ее глаз, не услышать ее слов, не понять... Оставить ее одну. Куда ей идти? На какие дороги?
И опять коридоры, комнаты, залы, кабинеты... Пропасть, сумасшествие... Она.
И лишь потом, вымотанный, отчаявшийся...
Ноги принесли зачем-то сюда, без надежды, просто в пустоту уже пообвыкшегося в сердце одиночества.
Ее туфли у порога, она зябнет с луной на компанию. Родная, нежная, знакомая.
Подошел неслышно - не спугнуть этот сладкий мираж, ее отражение, его бред, простую галлюцинацию Снял пиджак, накинул ей на плечи - и что, если невозможная? и в ее глазах печаль одиночества. Отпустил сорвавшееся дыхание - тяжело искать жизнь после смерти. Проглотил сердце, оставил поцелуй на шее, обнял, пытаясь согреть... Ее аромат, аромат грозы, мягкие капли... Дождь, слезы... Не важно. Рядом.
- Объяснись... - не смог сказать ничего более. Слишком строго для нее едва обретенной, слишком неуместно... Зачем? Только сказано, и теперь просто ждал ответа. Или молчания.

+2

63

По капелькам морозными льдинками накрапывал не по-весеннему настойчивый дождь. Такой бывает только летом, долгожданным спасением от бездушной духоты. Сначала он громыхает у горизонта массивными тучами, потом с ветреной прохладой подкрадывается почти незаметно, проливается водопадом, смывает дороги и поля, сливает все в бурлящий поток. И не выплыть без ковчега.
Первые капельки по обнаженным плечам Тэссалии ложились неровно, расплескивались, проскакивая между листвой, по бледной коже, заглушали звуки одиночества и шаги за спиной.
Все равно почувствовала приближение, потому что и сама вернулась к себе вместе с Хицуи рука об руку – ни на минуту не оставляла мысленно.
Не обернулась объятиям, поддалась поцелую, пригрелась в невидимом тепле, продолжая утопать в стыде, будто бы это он бил прозрачными капельками по щекам и рукам, грозясь утянуть с собой под воду.
- Объяснись, – ожидаемо, вдруг – неожиданно. Уже готовилась к ответу, а теперь не могла и перед собой оправдаться.
Сейчас было бы проще выбрать из двух: жизнь или смерть, - по сути, все одно, когда вопрос ставится именно так. Вместо этого по-прежнему переживала наказание совестью, по глупости.
Слишком изысканное платье для девочки. Ребенок. Не молчи же. Ждет. И ты ждала. Мало ли веков прошло? Все мало?
Обернулась, резко, отыскивая взглядом, попеременно окунаясь то в его строгость, то в свою. Не сдерживались эмоции и, потому, наверное, казалось, что на лице маска и почти что улыбка озаряет губы, просто лицо окутанное эхом спокойствия, почти вечного, почти смертельного, загробного. Не сдерживала эмоций, потому они проскальзывали насквозь, лишь на долю секунды задерживаясь в мимических морщинках и в странном блеске глаз.
- Прости. Сорвалась. Не хотела. Все пошло не так,  и я потерялась. А потом – та женщина, в красном… Я не хотела вмешиваться, мешать. Снова сбежала, а ты просил найти тебя и быть рядом. Не смогла. Я не могла просто смотреть и не могла сдержать свой страх. Чего боялась? Я научусь, обещаю.

Отредактировано Тэссалия Рии (2009-08-06 21:49:48)

+2

64

Обернулась резко. Радугой чувств - предчувствие послебури. Едва пробивавшейся улыбкой сквозь встревоженную нежность, эксцентричное приветствие после долгого расставания.
- Прости. Сорвалась. Не хотела. Все пошло не так,  и я потерялась. А потом – та женщина, в красном… Я не хотела вмешиваться. Я не могла просто смотреть и не могла сдержать свой страх. Чего боялась? Я научусь, обещаю
Вмешалась в мою жизнь, разорвала ее в клочья, вынула сердце из груди и своевольно написала витиеватым шелком своих глаз, что твое, что навеки... А теперь ревнуешь, прячешься, бежишь... Да надо ли? Боишься меня...
- Не бойся. Не обещай... Живи просто.
А дождь разгорался жестокими каплями, въедался в кожу холодом... И к каждой капле допрос - не ее ли слезы? Не она ли обронила свою боль ему под ноги... Дождь усилил запахи и чувства, смешал окружавшее... Раскаты грома ненужной иллюминацией сбивали темные силуэты в кучу... Но не хотелось прятаться, хотелось жить - так, как ей советовал, безудержно.
- Может быть, подаришь мне хотя бы второй танец? Спокойствие вальса не для этой грозы... Чего ты хочешь?

+1

65

Дождь настаивал на своем, впитывал эмоции жадно, восторженно, шутя с тканями и звуками, очищая, освобождая, почти лаская легкими ручейками руки, сутулые, сжатые прохладой плечи. Капельки на губах, блестящий серпантин влаги на ресницах.
- Не бойся. Не обещай... Живи просто.
Все верно. Ни единого лишнего звука. Все мне, мое, выговоренное не раз мной. И ты сам этого ждешь. Прости меня. За меня. Забудем? Привыкнем? Теперь ведь на самом деле вместе? В молчании куда как ближе.
Верное себе, в груди размеренно билось сердце напоминанием о совершенном, совершившемся.
Память сочиняла свои странные сказки, перемешивала факты, сжимала и расширяла время, играла чувствами. Более не было позади трехсот лет, как и не было нелепой смерти. Прошлое: детство, родители, пышные приемы и садовые розы, измена, отчаяние, сумасшествие, не своя кровь на руках – истории из чужого, не самого интересного романа, где все совпадения с реальными людьми и событиями – досадная случайность, свидетельство посредственности автора.
Сейчас был только дождь и неуместный восторг. Босыми ногами утопала в траве,  а вокруг – вода, вода, вода... Обошлась даже без мучительных слез – тоска вышла на выдохе, а со вдохом проник в легкие чистый озон до самой души, в сердце – по капиллярам из кончиков пальцев.
- Может быть, подаришь мне хотя бы второй танец? Спокойствие вальса не для этой грозы... Чего ты хочешь?
- Этот – первый и единственный настоящий. Веди ты. А хочу… - легкая улыбка скользнула по губам, вновь прячась в черноте грозовых туч, - тебя.

Отредактировано Тэссалия Рии (2009-08-07 04:35:15)

+2

66

Мгновене - несколько слов, стройно слаженных в аккуратные предложения, - разорвали небо над головой и опрокинули окутавшую все сущее бурю, смывая боль, усталость и первобытный страх одиночества. Она сама хотела его - не отдавалась по его прихоти, а вливалась в его жизнь потоком этого сумасшедшего дождя, грозой, яркими вспышками молнии, обнажая лишь важное, необходимое, грозя его жизни и давая жизнь.
Взять бы ее на руки, окунуть в океан отсыревшей травы, снять с нее намокшую одежду... Бегать босиком и смеяться. Подставлять кончик языка под огромные сладкие капли. А потом за руку вернуться домой... Наконец - домой. Она первая дала ему это понятие, разрешила быть рядом, нужным, хорошим. Первая, с кем он будет до конца. Первая и единственная. Как и этот странный обязательный танец, который они должны были сплясать под диким дождем, с музыкой, не слышной посторонним, с движениями, отточенными лишь коротким бытием рядом.
Распутил мокрые пряди ее волос, кинув серебряную заколку куда-то в траву... Влага напитала красное золото ее локонов теплым ароматом женственности, эксклюзивными духами ее запаха - сейчас он казался полнее: цветы клубники, старинные книги, едва застывшая березовая смола, пионы под окном, домашняя выпечка... Было еще многое, что вместе сплетало непередаваемый привкус тепла, дома, нежности и проникновенного, ласкового уюта... Любимая женщина, чуждая этой буре, но близкая, безукоризненно важная его рукам. Поэтому - вел. В танце, начавшемся значительно раньше... Первым взглядом по зеленым глазам - в которых тогда еще не ютилась зелень ее любви, посеревших, поношенных, по волосам цвета старинного золота, строгому платью, кроившему светящееся молочным, плавленое в нежные изгибы тело в непринужденную обязательность.
И все же пальцы отсчитали по ее плечу четыре быстрых четверти и увели ее за собой...
Рука по тугой шнуровке корсажа...
Читая по глазам...
Бешеный ритм - тело не успевало за сердцем...
Вытяжки из танго, обрывки сальсы, факстрот и пасадобль, что-то нелепое, переходящее грани страсти...
Он вел ее на край этого мира - обрывались чувства звонкими нотами их музыки...
Гроза стала лишь обязательным послесловием каждого такта, брызги из-под ног - их лощеным паркетом...
Но не выдержал этого безумного темпа - взял ее на руки, приподнимая тонкий занавес из вымокших складок ее юбок, скользя рукой вверх по бедру. Ее ноги опоясывали, руки не могли отпустить. И снова - глаза в глаза, близко, размежая личное пространство лишь на "можно" и "необходимо", чистый грех - поцелуями по ее губам, покатым плечам в рыжие полосы из налипших влажных волос...
И лишь под сердцем болезненной усталостью, уснувшей на время смертью тихим ужасом мысль - люблю ее больше, нежнее, откровеннее, но этих чувств никогда не выразить.

+2

67

Собственные слова, едва произнесенные, запоздало отразились в душе, когда неслышимая мелодия бури уже во всю властвовала над сердцами.
Порывистыми движениями, путаными складками платья по промерзшим щиколоткам, влажными, жаркими пальцами, утопающими в объятиях, обновленным дыханием гроза заполняла чувства, прокрадывалась в танец, которому, казалось, не было четко выверенного начала, а конец простирался далеко за горизонтом в нездешнем тумане после закатного умиротворения.
Болезненная естественность поворотов и изгибов больше не пугала, а лишь раззадоривала. Нелепый танец под дождем – совсем недетская игра, увлекательная точностью движений. Аккомпанирует небо, оно же – скромный свидетель – улыбается отрешенно, мудро сквозь пелену дождя.
Ни единой паузы – все танец, только ритм сбился, перепрыгнули через ноты, сыграли три за раз, одну за другой, нестройно, вне тактов, однако это по-прежнему музыка, в иных параллелях, выше, ближе, искреннее, неожиданная, как песня, непредсказуемая, не поставленный танец.
Исполнение всех желаний в каждом новом поцелуе, огнем страсти, ледяными языками пламени по позвоночнику и ниже до самых его рук, по бедрам и глубже, впиваясь в тело. Не дотянуться, не поспеть за бешеным ритмом музыки и сердца, разгоняясь в чувствах, как никогда ярко, мучительно, жадно губами по влажной, в капельках коже, ногтями цепляясь за ткань, утягивая вверх, словно срывает кожу, чтобы не мешала прикосновениям, чтобы напрямик, наверняка, мимо боли к наслаждению.
И, наверное, поминутно окуналась в дождливое сумасшествие, теряла нити реальности, сжимала руками, ногами со всей силой, держала душой и горящим изумрудом глаз. Не терпела, не ожидала - ждала, желала и жила его поцелуями. Сама дарила ласки, прерывисто, не помня себя от счастья, не поспевала за разогнавшимся до предела жизни сердцем, любила, сильнее, ярче, ощутимее. Любила не образ из фантастического мира подсознания и не далекий призрачный силуэт на дороге к замку - ощутимого, близкого, родного, единственного, разрывавшего, пробивавшего чувства, разжигавшего непреодолимую страсть, лишавшего рассудка одним своим запахом, взглядами подчинявшего своей воле. Любила, любила, любила, минутами в вечности, улыбалась.
- Веди ты.

+1

68

Обличие тишины - вечное шуршание дождя. Уже не рвала его в клочья гроза... Капли, бесконечные капли разбивались насмерть по их коже, омывая не багрянцем, но пустотой, простым отражением. Скованные холодом, размежеванные страстной дрожью тела очертила углем, смазала неверной рукой, спрятала от бесстыжих глаз этого мира отсыревшая ночь. Ледяной акварелью плыл мир вокруг, и лишь они хранили тепло, сжимая его сердцами, всем телом, боясь отпустить... Безмолвие этой тихой вселенной разрывали лишь касания, поцелуи, бесстыжие ласки. Чудесное грехопадение, гордое, искусное... Детали не важны. Они сорвали обличия друг для друга, скупили молчание искренностью двух тел... Они любят. Любят... Не более.  Они спасли этой дождливой непритязательной ночью бытие.

0

69

Меж звуками разбушевавшейся непогоды прорывались стихийно касания, трепет и огненное дыхание собственных безудержных поцелуев, без разбора, вне ритма, выше желания, сильнее любви. Острыми, живыми прикосновениями по коже, вместе с вонзающимися спицами дождя и ледяными потоками ветра по плечам таяли последние преграды безумию. И вот уже не искала оправданий, без сторонних мыслей впивалась душой в раскаленные объятия. Безжалостный, истязал, тянул за живое, сладостно, лихорадочно. Словно сам создавал музыку, ставил этот бешеный танец и властвовал над стихией, вел к пропасти, срывался, отрывал от земли, окунал в бездну, несомненно, вел, удерживал на руках, позволял вольности себе и ей.
И когда в очередной раз, среди бессчетного множества мгновений, сходила с ума от близости, его взгляды впитывали всю, без остатка, до последнего вздоха, к новому, глубокому, звенящему головокружением; теряла голос в его имени и любви, несдержанно, сверх привычного, почти дико: «Любимый,» – и снова, едва слышно, до предела, пока не кончится земля у пропасти и не выгорит весь кислород, озон, пока влажная свежесть не просеет облака туманной изморосью. Дерзко заглядывала в глаза своей жизни, с яркой, бездонной улыбкой на искусанных губах, крепко, уверенно, все так же бесконечно нежно, в своей дикой, внезапно смелой нежности. Опустошалась, до последних сладких капель, верила, доверялась, улыбалась, не помнила красок, все легче ориентировалась в темноте ночи, пока вдруг не исчез и громыхающий перламутр молний, утянув за собой и последние звуки вымышленной музыки, путавшейся теперь среди густой антрацитовой мглы, где-то за пределами этого грешного мира, в котором держали по-прежнему его руки, неразрывно, неотступно, с этого мгновения и теперь в вечность.
-----> К себе в комнату

0

70

Завеса дождя наконец скатилась к их ногам, обнажив ледяную бесчувственную ночь, катившуюся в серые первые сумерки. Он отпустил ее - руки как-то сами разжались, выпуская близкое, еще вздымавшее грудь неутихавшим, судорожным дыханием - два вдоха и один выдох в секунду - счастье. Прижал к груди...
Тишину испестрили мягкими складками сверчки, напевавшие мелодию нежного безмолвия.
- Пойдем...
Накинув вымокший джемпер на плечи, обняв ее, окутав своей усталостью, опустив поцелуй ей на плечи, повел  домой, во вновь обретенное счастье.

---> Комната Тэсс.

0

71

Флэшбек. Когда-то давно-давно, еще в начале апреля.

Выйдя из медитации и позы трупа одновременно, Чарльз свернул свой коврик в трубочку и оглянулся вокруг. В процессе медитации он понял одну вещь - к обучению подростков своей науке он еще не готов полностью. Помочь ему в подготовке могла бы неделька-другая где-нибудь на Востоке.
Приняв эту мысль к сведению, Чарльз ушел в глубину рощи, где нашел выход из Академии, а потом и вовсе исчез.

Наши дни.

Поздоровевший, морально более устойчивый и непробиваемый Чарльз Фридланд вернулся в Академию тем же путем, которым и исчез из нее. В руках его все так же находился его коврик для медитаций, а вот одежда, естественно, была уже не та.
"Ну что? Будь готов - всегда готов?" - вспомнил Чарльз фразу, услышанную когда-то в России. Подбодрив себя таким образом, он отправился вперед на баррикады.

----------> Вход в замок ----------> Коридоры ----------> Объявления ----------> Кабинет драмы и изящных искусств

0

72

Видимо, из кабинета TEH DRAMA семиотики --->
Тиренд неторопливым шагом брела по роще, пытаясь обдумать произошедшее во время показательного боя, чуть не ставшего смертельным. Мысли ее путались, изредка в них всплывало что-то... странное. Темное.
Внезапно странная тень возникла перед эльфийкой. Она подняла взгляд и увидела в шаге перед собой широкий ствол вяза. Тяжело вздохнув и резко развернувшись, она откинулась назад, и, коснувшись спиной ствола, съехала по нему на землю.
Откуда-то сзади бесшумно, словно тень, показалась черно-белая тигрица. Она легла на землю рядом с хозяйкой и, поворочавшись, устраиваясь поудобнее, положила голову ей на колени. Тиренд погладила своего котенка по холке
-Аши...
Луна выглянула из-за одинокого облака, ее серебристый свет коснулся эльфийки. Подняв глаза, она увидела перед собой странно знакомую поляну. На мгновение перед глазами мелькнуло видение... Эта же поляна, а посреди нее - окутанная серебристым сиянием фигура. Она сама
"Воспоминание Тэссалии?"
Тиренд откинула голову назад. Почти сразу она почувствовала, будто нежные руки обняли ее, а по телу заструилась приятная прохлада. Разум прояснялся, странная агрессия, охватившая ее во время боя, наконец отступала, уступая место пониманию
...что посеешь, то и пожнешь. Если отдать Природе боль, то и она ответит тем же... Нет, лично для тебя эта сила будет мало отличаться от той, что ты получишь, отдав, скажем, радость... Но только как бы ты ее не использовал, это принесет другим лишь боль. Кроме того, отданные Природе негативные эмоции могут очень сильно подействовать на окружающий мир...
Эти слова пришли ей на ум уже второй раз за сегодня. Ее слова. Ее ответ на вопрос Нелтариона, бедного мальчика, казалось, обреченного в некотором роде разделить судьбу своего тезки...
"Занятно... Чтоб понять причину, следовало прочувствовать на собственной... шкуре, - Тиренд задумчиво наклонила голову. - И все же... Это еще не все. Недостаточно для того, чтоб такая тьма сформировалось в почти... самостоятельную личность. Значит должно быть что... - Что это?"
Тиренд вдруг напряглась. Ее острый слух, дар ее кошачьей формы, уловил едва слышные шаги. Кто-то неторопливо брел по роще, вроде и не скрываясь, но тем не менее незаметно, словно призрак
Внезапно тени деревьев сгустились вокруг Тиренд, укрывая ее темным пологом и делая практически незаметной. Она прищурилась и стала наблюдать
Через пару минут на поляне показалась до боли (почти буквально) знакомая фигура рыжеволосой девушке
-Похоже не одну меня воспоминания привели сюда, - негромко, но так, чтоб Тэссалия услышала, сказала Тиренд

Отредактировано Тиренд (2009-10-14 14:43:30)

0

73

Кабинет ДиИИ---Коридоры---->

Сны и воспоминания создают свой особый мир. Иногда даже не различишь, что ярче и важнее, где заканчивается фантазия и начинается жизнь. Сегодня у Тэсс не могло быть жизни. В затуманенном солнечном свете воспоминания и чужие неожиданные эмоции застилали явь, направляли по запасным координатам в сознании, водили по знакомым коридорам и тропинкам на поиски какой-то устойчивости, а попросту потакали внезапно раскрывшейся меланхолии.
Впрочем, Тэсс улыбалась своей сентиментальности, прогуливаясь уже по знакомой роще. Воспоминания о бое с Тиренд пропали, как пропадают ощущения чуда по пробуждению. Теперь она дышала свежестью все еще молодой, цветущей весны.
Не первый уже раз Тэсс сняла туфли, и теперь они коротали минуты в одиночестве у того самого дерева, где Хицуи нашел ее в ночь бала. Еще влажная в тени трава весело хлюпала под ногами, грозясь проскользнуть мимо ступней. Сквозь тонкие ветки со свежей зеленью пробегали, скользя, частые лучики, цепляясь за рыжие волосы Тэсс и отбрасывая блики везде, где это удавалось.
В одиночестве были свои преимущества. Волнение и робкая боль в районе сердца затихали, впуская в сознание голос вечного, мудрого…
- Похоже, не одну меня воспоминания привели сюда, – голос, по-своему, вечного, по-своему, мудрого, но не ожидаемого. Эльфа отдыхала возле дерева с огромной черно-белой тигрицей, гордо, но покорно позволявшей гладить себя по холке. Вид дикого хищника нисколько не смутил ее. Тигрица была не менее мудрой и древней, чем ее необычная хозяйка.
- Но воспоминания сильно разнятся. Здравствуй, Тиренд.

0

74

-Может быть, - сказала Тиренд, помолчав пару секунд. Затем улыбнулась и, прикрыв глаза, снова откинулась назад. - А может и нет. Кто знает, какие именно из твоих воспоминаний привели меня сюда?
"А действительно, какие?"
Этого пока и сама эльфийка не могла понять - столько фрагментов чужой жизни и никакой возможности собрать их воедино...
"А впрочем, надо ли мне это?"
Тиренд вздохнула
-Извини за то, что произошло на боевой магии, - эльфийка снова распахнула глаза и посмотрела прямо в глазза Тэсс. - Я ведь чуть не... убила тебя. Хицуи вовремя вмешался...
"Хотя, если подумать, если бы не он, этого можно было избежать..." - подумала она. В памяти всплыл аромат его крови, пьянящее ощущение силы дракона... Тиренд помотала головой, отгоняя эти воспоминания, и покосилась на собеседницу
-Да... А мне урок на будущее: не стоит пытаться убить пассию дракона, по крайней мере не тогда, когда от сил осталась треть, а то и меньше - сказала она и усмехнулась

0

75

И как в любом уважающем себя сне в разговоре с эльфой было что-то иррациональное. То ли сознание никак не хотело принимать естественность спокойной беседы, то ли чувства мешались, подбрасывая попеременно то не уверенность, то обиду. Тэсс совсем не знала Тиренд и никогда не задумывалась, что придет время узнать. Еще тогда, став невольным свидетелем чужой страсти, она обещала себе избегать чувств, чтобы больше не терять хрупкий мир. Странно, что именно Хицуи тогда помешал столь дальновидным планам, вытянув наружу всю горечь из самого сердца и ударив ей же по остаткам разума, обессилив тело.
Горечь давно смыл проливной дождь и радость новой встречи, поцелуи и ледяная вода озера. Наступала новая эра, в которой каждый новый шаг – неуверенное центростремительное движение в пропасть к единственной точке света. Тэсс почти была уверенна, что во время боя испытала на себе модель смерти, ту самую, что не смогла уловить множество лет назад. Страх никуда не делся, только появились новые значения и формулировки. Она впервые, наверное, понимала Тео с его тягой к экспериментам и совершениям. Ей и самой не хотелось теперь стоять на месте.
- Извини за то, что произошло на боевой магии. Я ведь чуть не... убила тебя. Хицуи вовремя вмешался...
Глаза Тиренд удержали взгляд Тэсс, но она не смутилась, уверенно выдержала связь, теперь улыбаясь.
- Меня уже убивали. И это не так уж и страшно. Хотя я, конечно, предпочла бы еще пожить, раз уж есть такая возможность. Это был бой. Я оказалась слабее. Я знала, что Хицуи рядом. И он тоже мог тебя убить...
- Да... А мне урок на будущее: не стоит пытаться убить пассию дракона, по крайней мере, не тогда, когда от сил осталась треть, а то и меньше.
Дракона… Для меня он всегда был человеком. Странно, что другие видят в нем дракона даже тогда, когда сущность погибла…
- Пассию дракона? – Тэссалия усмехнулась в унисон Тиренд. – Интересное определение…  Ты довольно сильно акцентируешь внимание на его прошлом…
Тэсс осмотрелась по сторонам, неизбежно натолкнулась взглядом на поляну.
- Не то чтобы я когда-то чувствовала в нем именно дракона, но этой сущности больше нет… – теперь она была серьезна.

0

76

-Пассию дракона? – Тэссалия усмехнулась в унисон Тиренд. – Интересное определение…  Ты довольно сильно акцентируешь внимание на его прошлом… - девушка вдруг посерьезнела. - Не то чтобы я когда-то чувствовала в нем именно дракона, но этой сущности больше нет…
Тиренд насмешливо приподняла бровь
-Да ладно?
Вздохнув, эльфийка почесала тигрицу за ушком, затем, аккуратно убрав ее голову с коленей, встала и потянулась. Ащ'Ала, хотя и нехотя, тоже встала, встряхнулась и выжидающе уставилась на хозяйку.
-Знаешь, давай поболтаем об этом в другом месте. Ты не против того, чтобы прокатиться на большой киске? - усмехнулась эльфийка и села на "киску" боком, приглашающе похлопав по ее спине
---> Поляна для занятий Магией Природы

Отредактировано Тиренд (2009-10-14 20:44:33)

0

77

18 апреля, 08:10

Комната Джошуа Рэя ---> Коридоры ---> Внутренний дворик --->

Побродив по коридорам Академии, безучастно пронаблюдав рассвет и его розовые лучи, разбивающиеся в хрустальных струях фонтана, Джошуа пересёк насквозь рощу, прошёл через некий малознакомый портал и вышел к самой воде. Вид отсюда открывался невероятный, и Джош непременно восхитился бы им до слёз, если бы сохранил способность ощущать хоть какие-то адекватные эмоции. Странной весёлости как не бывало, его охватила полная апатия, и единственным желанием было спать.
Но по какой-то необъяснимой причине (впрочем, объяснений Джошуа не искал) спать он не собирался. Принципиально.
Вероятно, где-то в глубине сердца он панически боялся безумия и предпочитал ему смерть.
И надеялся измучить себя до необратимости.
Ну что ж, отличное начало.

Стоя у самой кромки воды, Джош отрешённо разглядывал небо с росчерками лёгких перистых облачков, правый мост, очертания города вдалеке и радугу, парящую над водопадом. На мосту виднелась какая-то фигурка - кажется, девичья, тонкая и невысокая. Хотя, с такого расстояния можно было легко ошибиться.
К ней приближалась другая - уже явно принадлежащая мужчине, высокому и широкоплечему.
Джошуа не заметил мгновения, когда его отрешённость развернулась в сознании взрывной смесью ужаса, волнения, ярости и растерянности. Вероятно, когда мужчина схватил девушку за руку... Или позже, когда он поднял её над перилами моста? Одно можно было утверждать с уверенностью - в тот миг, когда слуха Джоша коснулся истончённый расстоянием и шумом водопада девичий крик, он уже позабыл о своём безумии, и о всех странных событиях предшествующего дня. Разум его лихорадочно работал, но не находил выхода... Бежать? Куда? Мужчина на мосту благополучно растворился в воздухе.
Ногти впились в ладони, неизрасходованная вовремя магия ударила в землю, поднимая вокруг Джошуа столб невесомой пыли.
Он ведь мог...
Сейчас - мог, но совсем не привык, что может.
Он мог бы её спасти.
Кто она?
Ринувшееся в разум отчаяние замерло, натолкнувшись на изумлённый интерес: он только что отчётливо видел, как над водой поднялась бесплотная полупрозрачная фигурка и взмыла к мосту.
Погибшая девушка стала привидением?
Значит, её уже не спасти...
Впрочем...
Тэссалия?..
Акаханно?..

Джош зажмурился, продолжая крепко сжимать кулаки, прогоняя из головы неуместные, ненужные мысли.
Нужно...
Найти привидение. Она летела к замку, возможно, она там, и он должен её найти. Магия поможет? Как?..
Но сейчас это важнее всего. Кто знает, что ощущает это существо...
Он не смог спасти её, теперь он должен помочь ей, прежде, чем... Прежде... чем...

Долгим странным взглядом посмотрев на столб водяной пыли над водопадом, Джошуа развернулся и решительным шагом двинулся обратно к замку.

---> Внутренний дворик ---> Коридоры ---> Преподавательский стол

0

78

5 апреля, 19:30

Шумел ветер между высушенных теней соседних веток. Надрывно дрожала, позвякивая, серебряная луна, словно покрытая лаком отбрасывала блики, и вяло выворачивалась с бока на бок. В ее туманном свечении извивались и метались слабо освещенные тени, сходились и разбегались, будто разбушевавшиеся волны океана, вновь сталкивались и сливались единым неподвижным целым. Не было видно ни единой трещинки, ни единого просвета между этими искаженными страстью телами, и лишь интуитивно различимые на ковре из выдранной с корнями травы и прошлогодней листвы капли крови оставляли картины, пустые и покинутые. Свежий ветер уносил звуки прочь, пробегал по изогнутому женскому телу, зацеплялся между сжатых в неистовом желании пальцев господина Акаханно, высушивал рваные раны и кровавый пот. 
В неожиданном замешательстве Тэсс не смела отвести глаз. Прячась за непроницаемым стеклом, потерянная и напуганная, она ловила каждое бесстыдное движение, едва ли не восхищаясь силой и красотой этого мужчины, растворяла взгляд в отражении ее воспоминаний, далеких и непостижимых. Разверзалась пропасть. Сама Тэсс незначительная и невесомая ощущала пустоту вокруг, будто бы сама была ее частью. Воздух кружился, лихорадил, играл с ее позвоночником, проникал под мышки, сползал по животу и исчезал, не достигнув цели. Тэсс вновь и вновь задыхалась, пыталась кричать, стучалась в невидимые стены и проскакивала мимо, за новые грани пустоты и бесконечного одиночества. Она задыхалась невыплаканными слезами, вновь и вновь сглатывала горящий, ядовитый комок, а он все разрастался, переполняя, переливаясь через край, заполнял то, что прежде казалось пустотой, бился и дрожал. И где-то на самом его дне, словно позабытая крохотными музыкантами, звучала печальная мелодия, уже теперь набирающая силу, каждой новой нотой требующая гармонии и такта. И в этой музыке, в этой зарождающейся красоте не было ни малейшего смысла. Все было кончено. Непостижимый и недостижимый, этот мужчина терял очертания, растворялся, как каждый призрачный сон посмертной жизни, уносился в водоворот своего мира, живой и бесконечно далекий в многогранном мире неосязаемых вещей, непрочувствованных ощущений, невозможных чувств. Он уходил в ночь, в лунный свет, в приближающийся день и раззадоривавшуюся грозу. А Тэсс по-прежнему топталась на месте не в силах совладать со своим существом. Маленькая, запутавшаяся, бледная и прозрачная, как и тот сон, который был ее жизнью.
И как водится, стоя на разных берегах, они лишь на мгновение соприкоснулись взглядами, кажется, она бежала уже, ломая на пути сухие кусты, неожиданно неловкая, будто бы хотела вмешаться сознательно, но не смела. И теперь в собственном позоре и его презрении прятала разодранную в клочья душу. Испуганная и отчаявшаяся, Тэссалия взлетела по ступенькам в темный холл замка, силясь слиться со стеной, забилась в крохотный, непривычно темный угол, обратилась облаком, растрепанным и тоскливым. Из гордой, возвышенной молодой женщины превратилась в хрупкую девчушку, досадливо обхватившую колени и скрывающую заплаканное лицо у своих бледных запястий. Воздух шипел и колотился вокруг ее легких, слезы заполняли все ее существо, но ни единой долгожданной спасительной капли не коснулось щеки.
------->Коридоры

+1

79

5 апреля, 19:30

В душе эльфийки разгорелся настоящий пожар.
Беспощадное пламя страсти сжигало ее.
Жидкий огонь тек по ее жилам.
Огонь терзал ее губы, ее кожу, каждую клеточку ее тела.
Безумная Жрица сгорала от страсти в объятиях Дракона.
Теоретически, можно было бы тут и закончить... 4 строчки-то уже есть... даже пять...
Души их, подчиняясь разбуженной кровью дракона и сиянием луны силе, сплелись в клубок, перетекая друг в друга. Сознание Тиренд словно раскололось надвое: часть его стала придатком сознания Хицуи, видя, слыша, ощущая все то, что видит, слышит и ощущает он.
Их взгляды встретились - и сознание Тиренд увязло в зеркальном лабиринте, бесконечной череде отражений.
Кровавый рубин, пылающий в бледном лунном свете.
Жемчужина, плывущая по морю крови, озаряя его мягким перламутровым светом.
Перетекая друг в друга, они гипнотизировали эльфийку, усыпляя остатки ее разума
Рубин и жемчуг, луна и кровь, вслед за ними она уплывала вглубь безумия по красно-белым волнам... из которых вдруг показался изумрудный риф.
Красно-белое марево рассеялось, уступив место кромешной тьме, которую прорезали отблески изумрудов.
Лишь на мгновение, затем они растаяли во тьме, но Тиренд двумя парами глаз провожала внезапного наблюдателя, посмевшего помешать ей: один взгляд - яростный, заплывший кровавой дымкой, будящей жажду крови, а другой...
Ослепительная вспышка ревности пронзила жрицу, будя ярость, злость, ненависть, скрытую в ее душе.
Резко отстранившись, эльфийка выскользнула из-под мужчины, а затем лягнула его ниже пояса, одновременно отскочив назад.
Замерев на четвереньках, яростно вздыбив спину, словно разъяренная кошка, она испепеляла взглядом Хицуи, согнувшегося от боли. Но не нападала - что-то не давало ей выплеснуть злость.
Ее слуха коснулся тихий шорох. Резко развернувшись туда, откуда он прилетел, Тиренд чуть было не рванулась вслед за ним, но в последний момент замерла на месте, не в силах перебороть себя.
То, что вызвало в ней такую ненависть, также острым ножом взрезало ткань безумия, из-за которой проступил почти угасший разум.
Из уст эльфийки раздался тихий бессильный рык. Она провела рукой по лицу, словно пытаясь снять с себя паутину наваждений - и губ ее снова коснулся обжигающе острый сок. Еще один удар по рассудку.
Она снова обернулась к Хицуи, к его телу, исполосованному ее когтями, источающему желанный запах крови, протянула к нему руку... нет, уже лапу - отдернула, прорычала:
-Иди за ней. Быстрее! Беги!
Выгнувшись колесом, задрав морду к Луне, пантера издала громкий рык и, развернулась, скрылась в ночном лесу.

Отредактировано Тиренд (2010-04-26 01:27:04)

0


Вы здесь » Академия магии Эдeтрион » Остров » Роща